Мир Политика 

ИНТЕРВЬЮ | Газа: гуманитарную помощь для 2,2 миллиона человек невозможно ввозить «через одну дверь»

Джейми Макголдрик, исполняющий обязанности Постоянного координатора ООН на оккупированной палестинской территории, встречается с вынужденными переселенцами в Рафахе, на юге сектора Газа. ИНТЕРВЬЮ | Газа: гуманитарную помощь для 2,2 миллиона человек невозможно ввозить «через одну дверь» Гуманитарная помощь

Война в Газе между Израилем и палестинскими боевиками длится уже 100 дней. ООН прилагает все усилия, чтобы помочь жителям Газы, оказавшимся в крайне сложной гуманитарной ситуации. Однако, согласно введенным Израилем ограничениям, грузы в анклав до сих пор можно провозить лишь через один пограничный пункт в Рафахе. 

Исполняющий обязанности Постоянного координатора ООН на оккупированной палестинской территории Джейми Макголдрик считает, что так продолжаться не может. Об этом он заявил в эксклюзивном интервью Эзату Эль-Ферри из Службы новостей ООН, которое он дал по видеосвязи из Иерусалима. 

Служба новостей ООН: Вы только что вернулись из Газы. Что Вы можете сказать о ситуации в секторе? 

Джейми Макголдрик: Очевидно, что ситуация резко изменилась с тех пор, как я был там в последний раз. Бросается в глаза масштаб кризиса. Как только вы прибываете в Рафах, вас поражает количество людей, которые были вынуждены покинуть свои дома и бежать сюда: они занимают все улицы, все тротуары. Импровизированные палатки, возведенные у стен зданий, занимают и часть дорог, поэтому по Газе сейчас крайне сложно передвигаться. Место очень-очень плотно заселено.

Во-вторых, эта скученность привела к тому, что люди не имеют доступа к элементарным услугам. Все произошло настолько быстро, на юг Газы в одночасье прибыло огромное количество людей. В Рафахе, население которого составляло 250 тысяч человек, сегодня размещено 1,7 или 1,8 миллиона. 

Люди заняли места в больницах, в школах БАПОР… Посещая эти места, вы видите условия, в которых они живут, без всяких удобств, скученно, в импровизированных жилищах. Ни у кого не было времени на планирование. Люди спасались бегством, они не успели взять с собой даже самое необходимое. Каждый искал себе место в этой крайне сложной ситуации, в условиях хаоса. Мы были ошеломлены увиденным. Мы не были готовы к такой ситуации, нам пришлось срочно расширять масштабы помощи, чтобы поддержать людей. 

Нам нужно будет и дальше наращивать объемы помощи, привлекать к операции больше людей, получить более широкий доступ, ввезти в Газу больше грузов. Это – гигантская задача.

ИНТЕРВЬЮ | Газа: гуманитарную помощь для 2,2 миллиона человек невозможно ввозить «через одну дверь»

Служба новостей ООН: Я уверен, что вы также встречались с коллегами на местах. Каким опытом они поделились с вами? 

Джейми Макголдрик: Во-первых, мы видели человеческое горе: люди рассказывают, что они оставили свои дома. Некоторые говорят, что их дома были разрушены, другие рассказывают о том, что потеряли родных. Вы понимаете, что жизнь, которая у них когда-то была, ушла и, вероятно, ушла надолго.

Просто невероятно, что у людей в Газе такая стойкость духа… Люди потеряли родных и близких, но они продолжают работать.

Чувствуется, что люди переживают шок и отчаяние. Они почти не надеются на лучшее, не знают, что их ждет впереди. Удивительно и то, что некоторые из наших коллег, оказавшихся в такой ситуации, приехали на юг в качестве вынужденных переселенцев, но все еще продолжают работать.

Просто невероятно, что у людей в Газе такая стойкость духа… И они продолжают проявлять ее и сегодня, при том, что погибли 146 сотрудников ООН. Люди потеряли родных и близких, но они продолжают работать.

Служба новостей ООН: Вы сказали, что в сектор необходимо поставлять больше помощи. Что происходит сейчас? 

Джейми Макголдрик: До того, как начались [военные действий], ежедневно в анклав въезжали 500 грузовиков с товарами, включая коммерческие поставки. ООН помогала тем, кому не повезло, кто не мог самостоятельно купить необходимое. Нам, гуманитарным организациям, необходимо 200 грузовиков в день, чтобы обеспечить людей помощью.

Сейчас коммерческий сектор не работает, поэтому люди могут лишь полагаться на поставки гуманитарного сектора. Нам нужно улучшить для них жилищные условия, обеспечить население продовольствием, услугами в сфере водоснабжения, санитарии, здравоохранения, обеспечить, чтобы работала канализация.

Нам, гуманитарным работникам, нужны условия, чтобы выполнять эту работу. То есть, и нам нужна защита…

В то же время есть много других проблем: гендерное насилие, защита детей, так как очень много детей остались одни, рядом с ними нет взрослых. 

Кроме того, нам, гуманитарным работникам, нужны условия, чтобы выполнять эту работу. То есть, и нам нужна защита. У нас должны быть хорошие системы связи, возможность передвигаться. Но, к сожалению, эти условия не выполняются, и у нас уже было несколько инцидентов.

Читайте также:

Газа: для работы больниц необходимо обеспечить безопасное передвижение внутри сектора

Нам нужно помочь всем людям, включая тех, что остались на севере Газы. Но военные действия не позволяют нам свободно передвигаться. Очень сложно направить автоколонну с помощью в северные районы, где, по оценкам, находятся до 300 тысяч человек. У нас нет возможности оперативно добраться до них. Мы можем пользоваться только дорогой, которая идет вдоль берега, а центральная дорога в настоящее время находится в зоне военных действий. 

Кроме того, мы ждем большей поддержки от доноров, чтобы купить или арендовать больше грузовиков для доставки помощи. Все это трудности, с которыми мы сталкиваемся. 

Служба новостей ООН: Представители ООН не раз говорили о необходимости возобновления коммерческих поставок в Газу. Но если экономика лежит в руинах, и военные действия продолжаются, как люди могут заниматься торговлей и жить нормальной жизнью? 

Джейми Макголдрик: Если коммерческий сектор снова заработает, мы могли бы начать снабжать товарами магазины, которые сейчас закрыты, потому что продавать нечего. Мы должны пополнить их склады. И как только мы достигнем определенного показателя в этом вопросе, мы сможем начать использовать банковские карты и ваучеры. 

Но сейчас до этого еще далеко. Нам предстоит долгая борьба за то, чтобы просто сохранить поставки гуманитарной помощи, особенно продовольствия и медикаментов. Если мы этого не сделаем, то эти товары можно будет достать только на черном рынке, и мы увидим, как кто-то наживается на этом. Эти случаи уже имеют место. 

ИНТЕРВЬЮ | Газа: гуманитарную помощь для 2,2 миллиона человек невозможно ввозить «через одну дверь»

Служба новостей ООН: Некоторые израильские официальные лица заявили, что единственное, что препятствует ввозу гуманитарной помощи в Газу, – это ограничения, введенные ООН. Как бы вы им ответили? 

Джейми Макголдрик: Мы работаем в крайне сложных условиях. Нам удается, пусть в ограниченном масштабе, обеспечить людей в Рафахе, где сейчас сконцентрирована половина всего населения. Но остальные районы Газы практически остались без помощи – это связано с интенсификацией боевых действий и ограничениями на передвижения. Например, на север мы смогли направить лишь пять из 24 запланированных автоколонн. 

Мы стараемся наращивать объемы гуманитарной помощи. Наши операции были в некотором роде затруднены из-за того, что правительство Израиля настаивало на том, чтобы использовать пешеходный переход в Рафахе для проезда грузовиков. И хотя он хорошо работает, мы не можем обеспечить все население сектора Газа – 2,2 миллиона человек – имея лишь один пропускной пункт. Нам нужны дополнительные переходы. 

Гуманитарные операции осуществляются сегодня в условиях нехватки топлива. А оно крайне необходимо, чтобы обеспечить работу больниц и опреснительных установок, чтобы продолжала поступать питьевая вода.

Должен сказать, что гуманитарная операция, которую мы сегодня осуществляем, требует экстраординарных усилий. Эта работа, которую проводят наши национальные коллеги на месте при поддержке международных организаций.

Служба новостей ООН: Учитывая нынешнюю ситуацию в Газе, можно упустить из виду положение на Западном берегу реки Иордан. Есть ли у Вас какая-то информация о ситуации там?

Джейми Макголдрик: Отдельные инциденты происходят на Западном берегу с начала прошлого года, а после 7 октября эти проблемы усугубились. Было убито более 300 палестинцев, включая около 80 детей.

Читайте также:

ООН не всегда удается получить разрешение на поставки помощи в больницы Газы

Нам известно, что возрос уровень насилия со стороны поселенцев в отношении палестинцев. Кроме того, ранее было выдано около 200 тысяч разрешений на работу в Израиле, но сейчас они приостановлены. Я думаю, что многие из этих людей, наверное, сейчас потеряли работу. Также все государственные служащие там получают пониженную заработную плату, потому что Палестинская администрация не может получить переводы из Израиля.

Мы пытаемся справляться с возникающими кризисами. Но это очень сложно, нам ведь приходится сосредоточить внимание на Газе, но при этом не забывать о проблемах, которые существуют на Западном берегу. 

Служба новостей ООН: Уже 57 лет продолжается оккупация, этой проблеме уже более 75 лет. Люди действительно начинают терять надежду на мирный процесс. Что можно сделать, чтобы возродить эту надежду и оживить работу офиса Специального координатора [по Ближневосточному мирному процессу]? 

Джейми Макголдрик: Мы должны усилить давление и расширить переговоры о немедленном и безоговорочном освобождении заложников со стороны ХАМАС. Это необходимо. 

Принимая во внимание опасения Израиля по поводу его внутренней безопасности, мы все же должны увеличить количество гуманитарных переходов, чтобы обеспечить доставку гуманитарной помощи в Газу. 

Мы должны восстановить работу основных служб – медицинских, гуманитарных, которые пострадали от этого конфликта, а затем развивать новые, чтобы возобновить жизненно важные операции. 

ИНТЕРВЬЮ | Газа: гуманитарную помощь для 2,2 миллиона человек невозможно ввозить «через одну дверь»

И мы должны позволить большему количеству раненых и других пациентов получать лечение за пределами Газы, потому что в Газе им не могут предоставить необходимые услуги. 

Служба новостей ООН: В настоящее время мирный процесс не может возобновиться. Война длится уже сто дней. Учитывая глубину того, что произошло за это время, могут ли сегодня различные палестинские партии объединиться и сесть за стол переговоров с израильтянами? 

Джейми Макголдрик: Я думаю, что сторонам необходимо пройти через исцеление, переосмыслить произошедшее, понять, что с ними произошло. Но в какой-то момент мы должны будем вернуться к мирному процессу, чтобы понять, как эти люди будут жить вместе. 

Служба новостей ООН: Я как раз хотел задать вам этот вопрос. Как после всего, что произошло, стороны смогут снова сесть за стол переговоров? Как объяснить людям, что это необходимо?

Джейми Макголдрик: Я думаю, что мир – это более нормальное для человека состояние, чем война. Я думаю, что это основополагающий фактор, и я думаю, что все люди хотят жить в мире и строить нормальную жизнь. Они хотят, чтобы у них было будущее. Они хотят осуществить свои мечты, они хотят знать, что будет дальше. Они хотят иметь возможность общаться и растить свою семью, а этого не может быть в ситуации, когда продолжается конфликт и нет уверенности в завтрашнем дне. Я думаю, всему этому должен быть положен конец. 

И тогда можно начать процесс восстановления, процесс исцеления. Тогда придется задуматься, а как же общаться с соседом? Как общаться с людьми, с которыми придется жить бок о бок? И это понимание может привести к принятию, к адаптации. И мы видим, что во многих конфликтах по всему миру наступает этот этап. 

Источник

Похожие записи

Оставить комментарий